Как пользоваться Поиском

поиск по сайту
логин

пароль

регистрация     
забыли пароль?

Помощь сайту

Вопросы » Будущее в прогнозах ученых » Владимир Арнольд - математик, наш современник

Владимир Арнольд - математик, наш современник

создана: 12.11.2016 в 20:51
................................................

 ( +113 ) 

:

Владимир Игоревич Арнольд родился 12 июня 1937 года в Одессе.

Окончил механико-математический факультет МГУ, где учился у известного советского математика Андрея Колмогорова. В двадцать лет решил тринадцатую проблему Гильберта, доказав, что любая непрерывная функция нескольких переменных может быть представлена в виде комбинации конечного числа функций от двух переменных. Впоследствии Владимир Арнольд опубликовал множество научных работ, где уделял особое внимание геометрическому подходу в математике. Работал в московском Математическом институте им. В.А.Стеклова и в университете Париж-Дофин.
 
Владимир Арнольд был академиком Российской академии наук, иностранным членом Национальной академии наук США, Французской академии наук, Лондонского Королевского и математического общества, почетным доктором университета Пьера и Мари Кюри.

Лауреат многих премий, в том числе Ленинской, премии имени Лобачевского РАН, премии Крафорда Шведской королевской академии наук, премии Харви, Вольфа, премии Дэнни Хайнемана в области математической физики. Награжден Орденом "За заслуги перед Отечеством" IV степени и государственной премией России "за выдающийся вклад в развитие математики".

Академик РАН Юрий Рыжов называет Владимира Арнольда "борцом за математическое образование".

– Мы учились в одной школе – московской школе №59, – вспоминает академик Юрий Рыжов. – Эту школу можно назвать "белой дырой": я сидел за одной партой с другим известным математиком, академиком Виктором Масловым. Владимир Арнольд окончил ее лет на 6-7 позже нас. Эту же школу, заканчивали еще пара академиков Российской академии, членкоров... Характер Владимира Игоревича Арнольда – характер борца за правду, за науку, за образование. Одно время он, видимо, был даже не очень удобен академическим кругам, потому что будучи членкором советской академии, он сначала стал академиком французской академии и лишь потом был избран академиком РСФСР.

Он был непримиримый борец со всякими уродующими образование реформами школы, в первую очередь средней школы, но и высшей тоже. Он стоял за необходимость математического образования для любых людей, не только идущих в естественные науки. Он считал, видимо, что без приличного знания и понимания математики логическое мышление не воспитывается, а логика нужна в любой сфере деятельности, если хочешь что-то сделать, – сказал Юрий Рыжов.

Доктор физико-математических наук академик РАН Виктор Маслов, с которым Юрий Рыжов сидел за одной партой, познакомился с Владимиром Арнольдом в 1965 году. Он уверен, что его знакомый был "лучшим лектором в мире":

– Он проявил себя еще студентом как человек, который может очень усиленно и глубоко копать математику, – рассказывает Виктор Маслов. – Я могу сравнить это его свойство только с тем, как он ходил на лыжах: в бешеном темпе всегда ходил – столько у него было сил. Я постоянно живу в Троицке, и Арнольд приезжал ко мне в трусах на велосипеде. У него на даче мы садились на велосипеды, и он мчался по страшным кочкам, совершенно их не чувствуя. То же самое в математике. Он мог одолеть такие преграды, которые очень трудно было взять другим людям. Это его исключительное свойство. Я просто не знаю другого такого математика, как Арнольд, который бы мог с такой интенсивностью и с такой неиссякаемой силой быстро "въедаться" в проблему и решать ее до конца.

Виктор Маслов рассказал, как несколько лет назад Владимир Арнольд "разбился на велосипеде, но ожил и стал работать – писать чуть ли не по сто страниц в день".

– Он был занят наукой, как никто. Быстро схватывал идеи и блестяще их преподносил, – вспоминает Виктор Маслов.

3 июня 2010 года  он ушел из жизни. Во Франции. Через несколько дней ему исполнилось бы 73 года.

www.svobodanews.ru

 ( +113 ) 
24.06.2010 17:16
Комментировать

Владимир Арнольд: Люблю математику, Моцарта, спорт Академик РАН, один из плодовитейших математиков мира рассказывает о науке и жизни в беседе с корреспондентом газеты "Вечерняя Москва"

– В своих выступлениях в СМИ вы сетуете на низкий уровень знания математики учащимися средней школы – в России ли, в Соединенных Штатах или в других странах. Мне кажется, человек, не могущий устно умножить 2 на 3 – просто человек низкой культуры, для которого имена Шекспира или Пушкина – пустой звук. Вы согласны со мной или дело здесь вовсе в другом?
   – Согласен, но во всем мире сейчас, к сожалению, побеждает тенденция борьбы общества и его руководителей за снижение уровня культуры и образования в своей стране.
   Объясняется это просто: боязнью конкуренции со стороны более компетентных и лучше подготовленных соперников – специалистов новых поколений.
   Например, профессору физики университета «Парион Жюсье» руководители факультета объяснили, что дело обстоит следующим образом: «Был XIX век, нуждавшийся в думающих специалистах, и мы умели их готовить. А сейчас XXI век – думающие и понимающие, хорошо подготовленные специалисты больше никому не нужны (они не находят работы ни во Франции, ни в США, ни даже в России), а нужны дисциплинированные исполнители. Их-то мы и готовим».

 Мою династию продолжают ученики
   – Я знаю, что вы увлекаетесь философией, вашей едва ли не настольной книгой являются « Опыты» Монтеня. Что дает вам эта книга как человеку и математику?

   – Монтень удивительно современен в своей критике французской науки, особенно, ее «партизанских» принципов. По словам Монтеня, французскому ученому приходится писать так, чтобы никто не понимал ни слова – иначе все скажут, что ничего нового он не открыл. К тому же, французским ученым запрещено ссылаться на предшественников, особенно, иностранных ученых, – иначе их обвинили бы в непатриотичности.
   Удивительно, насколько устойчивы эти черты. Сегодняшние бурбакисты продолжают следовать этим старинным антинаучным принципам, осужденным Монтенем.
   – Владимир Игоревич, несмотря на свои 70, вы в хорошей физической форме. Как ее поддерживаете?
   – Вы немного ошиблись: мне 71 год... Этим летом, как и каждый год, я прожил несколько недель на берегу Волги – в сосновом лесу, в имении «Ратмино» Петра Вяземского – друга Пушкина. Находится оно недалеко от Объединенного института ядерных исследований. Так вот, там ежегодно со всей России (приезжают и представители других стран бывшего СССР) собираются несколько сотен победителей математических олимпиад. Около дюжины профессоров читают им лекции, решают с ними новые задачи.
   Переплывая ежедневно туда и обратно Волгу, ширина которой в этом сосновом бору километр, я встретил однажды (на обратном пути) другого пловца, который сказал мне: « Владимир Игоревич, вы меня, наверное, не узнаете, но 30 лет назад вы, читая нам лекцию в Хабаровском университете, задали одну задачу.
   Я решал ее 30 лет, а теперь приехал показать вам решение...» Кроме плавания, проезжаю летом на велосипеде огромные расстояния, привозя в рюкзаке ведра клюквы с подмосковных болот. Зимой же вместо многокилометрового плавания или велопоходов пробегаю на лыжах в день по 50 или 100 километров.
   Колмогоров говорил, что он за всю свою жизнь завидовал только двоим: Сергею Михайловичу (Никольскому) и Владимиру Игоревичу, то есть мне, – вследствие необыкновенной физической выносливости обоих. Сергей Михайлович обгонял Колмогорова в гребле на лодке, а ваш покорный слуга – на лыжах. В этом году академику Сергею Михайловичу Никольскому – старейшему из учеников Колмогорова – исполнилось 103 года, но я по-прежнему встречаю его на лыжах в лесу около нашей с ним деревни Дарьино в Подмосковье.


– Традиционный вопрос: ваши дети и внуки унаследовали математические способности?
– И сын, и внук – скорее компьютерщики, чем математики. Математиками были мои отец, дед и прадед.
   Дед был, видимо, первым математиком-экономистом в России: в 1904 году он опубликовал свою книгу, в которой перевел все экономические теории, включая Марксову, на язык дифференциальных уравнений. По этой книжке математическим методам в экономике учился будущий нобелевский лауреат и замечательный математик Леонид Витальевич Канторович. Леонид Витальевич считал себя заочным учеником моего деда.
   Из последних поколений мне ближе правнуки: вместо математики они часами играют мне на скрипках то Баха, то Моцарта... К тому же, они предпочитают компьютерным текстам (вроде « Кошки Арнольда» в интернетовской Википедии) бумажные книги.
   Между тем, некоторые компьютерщики, грозят вскоре сжечь все книги во славу безбумажной информатики.
   Старинная немецкая мудрость говорит, что научные способности передаются не детям, а зятьям: лучший ученик профессора женится на его дочке. Во Франции, например, замечательна такая династия: Адамар – Леви – Шварц – Фриш. Моя же династия продолжается скорее не родственниками, а сотнями учеников из разных стран.

Источник   Газета «Вечерняя Москва»

Хочу написать ответ